о биеннале, и не столько

ОБЗОР, КАКОЙ Я, ЕЩЕ РАЗ, ВРЯД ЛИ, СТАНУ ПИСАТЬ, ПО ПРИЧИНЕ ЕГО ЕЖЕДНЕВНОЙ, УВЫ, СВЕЖЕСТИ (ТОЛЬКО ИМЕНА МЕНЯЙ))

22 сентября 2011 года. Открылась на Москве уже четвертая Биеннале современного искусства. Я не репортер, но наткнувшись на на анонс события, немедленно отписался на своем блоге (отсюда это слово в заметке), а потом подумал и перенес этот материал сюда. Мне показалось, что, несмотря на крайнюю узость базы (она задана текстом анонса. Текст приводится целиком), получилось некое обобщение, выходящее за рамки обсуждения начавшейся Биеннале. Может быть, мне только показалось… Но показалось же.

 

Не удержался и “украл” с http://www.afisha.ru/ этот текст  Александра Новоженова. Оговорюсь сразу: к автору текста у меня нет вопросов, пишет, что знает.
Текст взят лишь для беглого анализа, на примере этого, по сути, рекламного, т.е., a priori позитивного текста (и ТОЛЬКО этого текста!), некоторых проблем современных визуальных коммуникации в зоне “изобразительного искусства”. Объем не совсем блоговый, но это и не Twitter. Сначала текст от Александра Новоженова ©

 

“Все с нетерпением ждали, когда будет объявлен перечень участвующих в основном проекте художников — их должно быть около 80. Но полный список не огласили — это произойдет только через несколько дней. Названы только некоторые участники. По словам Вайбеля, 10% этих 80 имен придется на старую гвардию — к ней относится:
легендарная немецкая перформансистка Ребекка Хорн (она делает и объекты, и видео);
Герхард Рихтер — столп германской живописной серьезности;
прославленный китаец Ай Вэйвэй, ныне политзаключенный, на чью защиту встал сейчас весь прогрессивный артмир, — его участие в биеннале сейчас обсуждается. Среди других знаменитостей, заявленных в основном проекте,
ироничный дуэт Элмгрина и Драгсета;
голландский перформансист Гвидо ван дер Верве, звезда современного постсюрреализма;
один из самых раскрученных живописцев современности Нео Раух, видеохудожник;
номинант на премию Тернера, который специализируется на гей- и черной культурной проблематике Исаак Джульен;
загадочный французский коллектив апроприаторов Claire Fontaine и другие;
 
Среди российских участников, задействованных в основном проекте, много молодых имен: Алина Гуткина, Таисия Короткова, Валерий Чтак. Кроме них были названы медиаколлективы «Синий суп» и «Электробутик», концептуалисты Игорь Макаревич и Елена Елагина.

 

Бюджет нынешней биеннале, по словам ее комиссара Иосифа Бакштейна, сократился в сравнении с прошлой в полтора раза и составил 52 миллиона рублей. А ее основными площадками станут Artplay (восьмиэтажное здание на его территории реконструируется специально под событие) и ЦУМ.

 

Помимо основных площадок по всему городу откроются специальные проекты. В «Гараж» приедет знаменитый художник из ЮАР Уилльям Кентридж — он делает захватывающие мультипликационные инсталляции на основе образов русского авангарда. На «Красном Октябре» пройдет выставка классика арте-повера Янниса Кунеллиса. Свою выставку сделают цюрихские наследники дадаистов. Среди спецпроектов — «Реликварий» Юрия Аввакумова, проект Варшавского музея современного искусства «What does it mean public» на «Винзаводе», театральный перформанс «Афган-Кузьминки» в «Театре.doc», Международный фестиваль активистского искусства на Artplay, ретроспектива питерского некрореализма в ММСИ и документация московских концептуалистов «Папки МАНИ»”.

 

Вот такой анонс. 
Не боясь показаться субъективным (на своем сайте я имею право на субъективность, не впадая в нескромность), замечу : на этот “текстовый манок” я не поспешу.

Не поспешу, потому, что, прежде всего, от него не пахнет современностью.
 
Это пыльный мешок заезжанных реминисценций и “открытий” давно минувших дней, даже, несмотря на то, что  КОМИССАРЫ и КУРАТОРЫ (правда, красивые слова? Не знаю: какое лучше…) «торопятся жить»: господин куратор Питер Вайбель, как следует из текста, и сам  “сильно побит молью”, ибо “замарал» свое имя отстойными уже медиаискусством и медиатеорией.
Но, как бы оправдываясь, г-н Вайбель заверил прогрессистов, что не намерен исключать из поля своего внимания никакие носители, “…поскольку в условиях постмедиальности все техники равны

Тут, с одной стороны, кружится голова: не успели освоится среди медиатеорий, а уже прет эпоха постмедиальности… Только успевай уворачиваться. А,  с другой…

 

А когда техники были не равны? Вот, в год рождения г-на Вайбеля, до начала его активной арт деятельности, они были не равны?

Странная фигня, которую можно списать только на “трудности перевода”. Или на то, что современное изобразительное искусство, на словах, открещиваясь от литературности, на деле, и шагу не может ступить без поясняющего (запутывающего, здесь это синонимы) слова.

Хотя, когда дело  требует пары слов о конкретных проявлениях этого искусства, слов не находится. Ограничиваемся перечислением фамилий, делая вид, что тот, кто не знаком с творчеством Исаака Джульена, который “специализируется на гей- и черной культурной проблематике”, тот, просто, лишний на этом празднике знатоков гей- и черной проблематики…
 
Я не знаком, ни с проблематикой, ни с творчеством Исаака Джульена, но догадываюсь (давно живу), что описать конкретными словами то,  во что выливается специализация г-на Джульена, крайне затруднительно.
 
Собственно, чуть ниже, так вот, честно, и сказано об еще одном упомянутом участнике экспозиции : “загадочный французский коллектив апроприаторов Claire Fontaine”. Приходите, он ЗАГАДОЧНЫЙ… Заманчиво. Нам предлагается расценивать загадочность, как достаточный повод для встречи. Видимо, как говаривал старик Станиславский, больше удивлять нечем…
 
Хотя, вот заявленна “легендарная немецкая перформансистка Ребекка Хорн”. Перформанс – это серьезно. У нас, сегодня, за пару перформансов можно и в Академики записаться (желающие могут посетить портал Российской Акдемии художеств), ну, уж, в Члены-корреспонденты, как “здрасьте”…

И, конечно масса всего пост— : постмедиальность уже была, но будут и постдадаизм, и постсюрреализм… “Старые песни о главном” был весьма удачным проектом, но в него нельзя играть бесконечно. В постдадаизмы мы играем уже лет пятьдесят… Это становится скучным, господа.
 
Что еще из “исторического”, подаваемого, как крайняя степень актуальности мы узнаем? Да, не угодно ли: “Куратор пообещал высокую степень задействованности зрителя в процессе восприятия искусства, много инсталляций и интерактива”.
 
Интерактив – это весело… Вот только очень и очень НЕНОВО. Если бы не было так много слов (запутывающих) в современном искусстве. Да еще, из уст людей, кровно заинтересованных в самом его, современного искусства, в его современном же виде, существовании, то нам пришлось бы признать, что в кинофильме “Первая перчатка”, в послевоенном ЦПКиО им. Горького, демобилизованный Никита Крутиков сломал один интерактивный арт-объект, за что и был замечен “скаутами”. Тогда этот объект не был “объектом” и, тем более, “арт объектом”. Это был парккультуровский силомер: врезал кувалдочкой по  наковальне – стрелка взлетела по шкале… Да, и брали тогда за такие “культурные приобщения” куда меньше. Послевоенный гривенник (кто не знает этого слова – десять копеек). Хотя, как Вы понимайте,  вторжение Никиты Крутикова на территорию Прекрасного с кувалдочкой наперевес было далеко не первым в истории человечества. Тогда, правда, не прогрессивного, и не умевшего извлечь из таких вот «объектов«, что-либо, кроме гривенника…
Что еще мы узнаем из нагло тиражируемого нами PR-месседжа Александра Новоженова?
 
Что фамилия Макаревич очень распостранена на Руси;
 
что “…знаменитый художник из ЮАР Уилльям Кентридж” …  …»делает захватывающие мультипликационные инсталляции на основе образов русского авангарда» (видите, опять: собственной «основы» не имеется. «Лезем» в модернизм…);
 
что есть и мученик. Из Китая. По видимому, внедряется связка: зря в тюрьму не посадят (откуда я желаю Ай Вэйвэю выбраться поскорее), значит – хороший художник. Гендерные признаки гениальности пока не рассматриваюся, но юридические – вовсю.
 
Да! Жители «останков столицы Российской империи«, как и положено, потешат публику некрореализмом.
 
Ну, и бюджеты, и география проекта… Наиболее ценная часть текста.

 
 
Главный и невеселый вывод: сказать, при всем желании что-то сказать, об этом действе нечего.
 
В интервью, данном по поводу другой биеннале, г-н КОМИССАР Бакштейн, уверял меня, что это “искусство вынужденно ищет свое место под солнцем после крущения  тоталитарного режима и гибели вместе с ним “просвещенческого искусства»”.
В общем, верно. Насчет гибели. Но вот, сроки сильно сдвинуты и “поиски места” для этой парадигмы начались не здесь, и много раньше и, положа руку на серце, изрядно надоели, превратившись в бесконечное мыло “Поиски того, что никогда не существовало”.
Артурианцы, с их маниакальной Чашей Грааля, — дети…

Powered by WordPress | BestInCellPhones.com offers free cell phones and best wireless deals at iCellPhoneDeals.com. Read more on PalmPreBlog.com and iFreeCellPhones.com.